НОВОСТИ    КНИГИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ    О ПРОЕКТЕ

02.09.2011

Лесная сказка в интерьере реализма

В том, что леса Донбасса по-своему уникальны, никто не сомневается. Расположенные в степной зоне, они в основном высажены руками человека, взлелеяны им. Каждый лесной массив своеобразен. В Маяцком, под Славянском, растет граб, а на меловых обнажениях правого берега Северского Донца с доледниковых времен сохранилась сосна меловая, с подлеском из скумпии.

Леса Донбасса. Фото: forum.gp.dn.ua
Леса Донбасса. Фото: forum.gp.dn.ua

На склоне долины речки Кривой Торец в небольшом карьере, в карбоновых песчаниках, образовавшихся 300 миллионов лет назад, встречаются стволы окаменевших деревьев диаметром до 1 метра – это араукарии и гигантские папоротники.

В Донбассе любят и охраняют леса, создают для этого специальные питомники, плантации. На их территории есть и дендропарки, и места рекреации, и зоны отдыха. Основанные в далеком прошлом Виктором фон Графом, первым лесоводом нашего края, лесные массивы живут, помогают людям преодолевать экологический дискомфорт и претендуют лишь на то, чтобы относились к ним как можно бережней. Но как и любая сказка, лесная полна приметами суровой действительности. О том, что происходит с лесами нашего края сегодня, какие проблемы приходится решать для их сохранения, мы беседуем с начальником Донецкого областного управления лесного и охотничьего хозяйства Виктором СТОРОЖЕНКО.

- Виктор Иванович, с какими проблемами сталкиваются чаще всего те, кто призван охранять и приумножать местные леса?

- В нашей области 213 тысяч гектаров лесов, из которых 113 тысяч гектаров числятся за управлением лесного и охотничьего хозяйства. Но мне хочется сказать о большой проблеме полезащитных полос, которые в целом занимают 47 тысяч гектаров. Находятся они на балансах местных советов или некогда существовавших коллективных сельхозпредприятий, которые прекратили свою деятельность, а лесные насаждения практически остались бесхозными. Сельские советы не имеют возможности охранять такие леса, подсаживать их и выполнять весь необходимый комплекс работ для их выживания. Полезащитные лесные полосы замусориваются, варварски вырубаются. Никто ими не занимается.

- И если так будет продолжаться, то они и вовсе погибнут?

- Этого допустить нельзя. Было несколько различных предложений относительно определения судьбы этих лесных насаждений. Предлагалось, например, передать их на баланс нашего управления. Но это было бы не совсем правильно, потому что полезащитные полосы находятся на землях сельскохозяйственного назначения и работают на сельхозпроизводителей, повышая урожайность, как это уже доказано, на 10-15%. Иными словами, они помогают фермерам зарабатывать какой-то капитал. В связи с этим именно фермеры и должны выделять определенные суммы для ухода за полезащитными полосами, для охраны их от пожаров.

- У коллектива вашего управления есть серьезнейшая проблема замены старых лесов?

- Есть, особенно в южных и восточных лесхозах. Есть эта проблема в Великоанадольске, Амвросиевке, Горловке, где высажены целые рощи столетних дубов. Это предел их существования в степной зоне, и рощи усыхают. К тому же в прежние времена засаживали много лесных угодий не всегда правильно. Если, скажем, на поверхности слой почвы в 20 сантиметров, а ниже камень, то далеко не каждое растение, тем более дерево, может в таких условиях выжить да еще и продержаться несколько десятков лет. Вот и приходится нам теперь решать задачу замены дубовых, а вместе с ними и ясеневых насаждений. Порой люди возмущаются, спрашивают, зачем мы ведем такие масштабные вырубки? Если мы этого не будем регулярно делать, то в обозримом будущем в наших лесах останутся одни кустарники. Топор у лесника - как скальпель у хирурга. Надо только делать свое дело с умом, соображаясь со всеми требованиями лесоводства. На состоянии наших лесов крайне отрицательно отражаются и засухи последних двух лет. В прошлом году, например, на глубине двух метров уже не было влаги, а вынести подобное может далеко не каждое дерево.

- Существует, видимо, и проблема пожаров в жаркое время года?

- Такая проблема действительно есть, но в 2009 году было 323 случая пожара на площади 106 гектаров, в 2010 году 188 пожаров на площади 47 гектаров. Это свидетельствует о том, что пожары для нас не самое страшное стихийное бедствие. В прошлом году у нас произошло снижение числа пожаров, хотя год был необыкновенно засушливый, горели леса по всей России и Украине, даже в Житомирской области, где постоянно высокая влажность. Облсовет и облгосадминистрация очень помогли нам с приобретением противопожарной техники. Мы закупили 20 малых лесопатрульных комплексов на базе УАЗов, которые оснащены оборудованием для тушения пожаров. Эти машины, особенно в небольших лесхозах, очень пригодились нам. Они мобильны и быстро появляются там, где необходимы, и способны оперативно включиться в работу.

- А как обстоят дела с пожарами в этом году?

- Пока зарегистрировано 43 случая пожаров на площади четыре гектара. Это низовые пожары, виновниками которых часто становятся грибники, которые в засуху по грибы ходят. Большого урона эти пожары не принесли. А чтобы не допустить более серьезных возгораний, в этом году мы смонтировали три телеустановки для обнаружения пожаров: две в Краснолиманском лесхозе и одну в Торезском. Прежде сидели на вышках высотой в 32 метра наблюдатели и следили, нет ли где возгораний. Не каждый такое может выдержать. Это тяжело и малоэффективно. А телеустановка может не только рассмотреть возгорание по всей окружности, но при необходимости и приблизить очаг, отразить его на экране крупнее, чтобы оператор мог рассмотреть детали. Причем сам оператор в это время сидит в кабинете, а не на вышке. Совместно с управлением по чрезвычайным ситуациям создана электронная карта лесов нашей области. Ни в одном регионе Украины такой карты больше нет. Такая карта позволяет эффективно руководить тушением пожара, потому что сразу видно, какие водоемы имеются вблизи очага, где находится сосредоточение нашей техники и как ее быстрее можно доставить к месту происшествия.

- Но лесхозы не самые богатые предприятия, и государство, как мы знаем, не способно раскошелиться. А значит, стоит задача зарабатывания денег собственными силами?

- Мы по мере возможности эту задачу решаем, но с большим трудом. Главный наш ресурс – дрова, топливо для населения. Установлен определенный ценовой барьер, выше которого дрова не могут стоить, наши жители не могут платить за дрова бешеные деньги. Мало того, дровами они спасаются в лесистых районах, потому что уголь стал очень дорог, дрова получаются дешевле в три раза. Но денег на дровах много не заработаешь, все средства уходят на тушение пожаров, закупку горюче-смазочных материалов. На большее уже не хватает.

- Говорят, когда-то в лесхозах пытались даже делать паркет...

- Пытались, но затею эту пришлось оставить. Сегодня для того, чтобы выпускать конкурентоспособную продукцию, надо иметь многомиллионное по своей стоимости оборудование, а в паркетном цехе стояли допотопные станки, которые даже элементарного качества обеспечить не могли. Паркет, кстати, по сей день лежит, не распроданный. А цех пришлось закрыть, потому что он приносил убытки. Поэтому на сегодняшний день пилим в основном кругляк. И затрат меньше, и деньги в ведение лесного хозяйства вкладываются.

Мы занялись также выращиванием декоративного лесоматериала для озеленения городов, сел, жилых массивов. В прошлом году вырастили около 14 млн. штук сеянцев, в том числе и для собственных нужд. Полмиллиона штук сеянцев сосны обыкновенной и белой акации даже продали россиянам. Это был первый случай, когда мы продавали сеянцы в сопредельную страну.

- Дают, вероятно, определенные дивиденды и охотничьи угодья?

- Четыре лесхоза занимаются у нас ведением охотничьего хозяйства, но проблема в том, что для ведения такого хозяйства надо самим разводить животных, а это связано с немалыми расходами. Правда, нашлись все же средства в областном экологическом фонде, и теперь мы рассматриваем вопрос строительства вольеров для разведения оленей и косуль. Хотели заложить такой вольер в Великоанадольском лесу, но земля, находящаяся вдоль леса, была роздана председателем сельского совета под строительство жилья, народ взбунтовался, не захотел жить у самого леса и не имея возможности войти в него. Такая несогласованность в действиях местной власти помешала наладить хорошее дело, поскольку Великоанадольский лес – прекрасное охотничье угодье. Сейчас мы изыскиваем возможность строительства вольера в другом месте.

- Нет, пожалуй, ничего прекрасней, чем отдых в лесу. Наверное, в связи с этим вы занимаетесь и организацией мест рекреации?

- Мы организовали первую и пока единственную экологическую просветительную тропу для того, чтобы желающие отдыхали в специально отведенных местах, где можно и шашлык пожарить, и что-то приготовить. Такая тропа организована в Краснолиманском лесхозе. Цены невысокие, с детей по 10 грн., со взрослых по 25 грн. Кстати, там у нас есть и дендропарк, в котором больше ста видов древесно-кустарниковых растений. Когда они подрастут, тропа эта станет еще привлекательней, хотя и сейчас есть на что посмотреть. Есть водоем с фонтанами и мостиками, есть ставок, в котором водится рыба.

- Видимо, такая тропа – только начало большой будущей работы?

- Если мы хотим жить по-европейски, то надо не рассуждать об этом, не строить какие-то заоблачные планы и ждать, что кто-то придет и все за нас сделает, а самим брать лопаты в руки, засучивать рукава и работать. И делать наши леса такими же привлекательными, как в Европе. Поэтому опыт краснолиманцев мы будем распространять и в других лесхозах. Даже не для того, чтобы заработать, много денег мы на этом не получим, но налаживать культурный отдых любителей леса необходимо. И развивать «зеленый» туризм – тоже. Для этого у нас есть уникальные уголки природы практически во всех лесхозах. Вот и в Приазовском лесном хозяйстве между Новой Ялтой и Юрьевкой есть сосновый бор, который выходит прямо к морю. Такого явления вы больше ни на Черном, ни на Азовском морях не встретите. Кстати, там мы решили устроить помимо прочего палаточный городок для студентов с чисто символической платой. Шикарных услуг не будет, но минимальные удобства обеспечим.

- А если сравнивать с европейскими странами, насколько там лучше ведется лесное хозяйство?

- Взять, к примеру, охоту. В Чехии отстреливают диких кабанов в четыре раза больше, чем на Украине, и в то же время там никто не станет заниматься браконьерством. Это уже у них в крови. У нас же все наоборот. Если говорить о лесном хозяйстве, то у нас несколько степеней контроля существует, а толку нет. У них же все строится на доверии. У них лесник – хозяин своей территории и он знает, какое дерево убрать, а какое оставить. А у нас, чтобы вырубить дерево, надо кучу бумаг оформить, и во многих случаях это оправдано, потому что наши лесники совсем не так воспитаны, как в Европе.

- Кстати, о контроле, сейчас начинают сокращать число проверок, вы эту тенденцию на себе испытали?

- Как бы там ни было, а контрольно-финансовая инспекция проверяет нас ежегодно, прокуратура, считай, каждую неделю. Порой даже поражаешься некоторым вещам. Взять хотя бы злополучные «копанки» в Шахтерском районе. Прокуратура заводит уголовные дела на лесничих, потому что те не приняли меры к недопущению «копанок». Но ведь у лесничего нет ни возможностей, ни полномочий противостоять незаконно действующим предпринимателям. Наверное, этим должна заниматься та же прокуратура, а не лесничие. Или, скажем, возбудили дело относительно директора Красноармейского лесхоза, потому что там посадили лес не имея государственного акта. Но распоряжение райгосадминистрации на передачу этого участка под лесные насаждения было, а госакт года полтора делается. И лес высаживать было необходимо, потому что по нашим планам мы сажаем в год более 2000 гектаров лесных насаждений, а с будущего года должны более 3000 гектаров высаживать. Все это заложено в программе «Леса Украины». Получается, что за выполнение госпрограммы на человека заводят уголовное дело. Мы и без того разрываемся на части, решая проблемы посадок, потому что во-первых, хронически не хватает средств, а во-вторых, нет отведенных для лесов земельных угодий.

- Но насколько известно, существует 214 гектаров деградированных земель, которые можно использовать под лесные насаждения?

- Местные власти стараются попридержать эти деградированные земли, потому что там есть залежи то ли камня, то ли песка, то ли еще чего-то. А мы в этом году план посадок 2100 гектаров выполним, уже более полутора тысяч весной посадили, а для посадок будущего года земли пока нет. Возбудили уголовное дело относительно директора Мариупольского лесхоза – и тоже безосновательно. Я считаю, что от государства мы должны иметь, в первую очередь, правовую защиту. Высаживать леса надо по упрощенной разрешительной системе, в противном случае никакую государственную программу мы выполнить не сможем. Скажем, для высадки леса достаточно разрешения райгосадминистрации. Почему-то у нас в каждом привыкли видеть преступника, а ведь мы работаем на государство, и леса высаживаем, и ухаживаем за ними не для своего удовольствия или для эфемерной прибыли, а для людей.

Юрий САГАНЬ


Источники:

  1. dkr.com.ua

Пользовательского поиска


22 фотографии самых странных деревьев, каждое из которых - произведение искусства

Чем разнообразнее бактерии, живущие на листьях, тем продуктивнее растительное сообщество

105-летняя женщина, у которой никогда не было детей, стала матерью для 300 деревьев

На железнодорожной станции растет дерево возрастом 700 лет




© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2006-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://dendrology.ru/ 'Dendrology.ru: Книги о лесе и лесоводстве'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100