НОВОСТИ    КНИГИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ    О ПРОЕКТЕ

08.12.2011

От круглого леса – к глубокой переработке древесины

В департаменте лесного хозяйства Ярославской области на видном месте, на стене, висит в рамочке «история» реструктуризации лесной отрасли в России с переименованиями. В 1993 году произошло разделение лесхозов и лесокомбинатов. Функции контроля и учёта отделили от производства. Образовались управление лесами, куда вошли лесхозы и объединение «Ярлеспром», которое руководило лесокомбинатами. О том, как сегодня правительство области управляет этой непростой отраслью, рассказывает директор департамента лесного хозяйства Ярославской области Владимир КУЗИН.

Директор департамента лесного хозяйства Ярославской области Владимир КУЗИН. Фото: Анна ЛУКИНА
Директор департамента лесного хозяйства Ярославской области Владимир КУЗИН. Фото: Анна ЛУКИНА

Идея разделения, признаёт Кузин, была правильная. Но образовавшимся лесхозам урезали финансирование из Федерации, из-за чего они начали испытывать трудности. Да и у пятнадцати лесокомбинатов в районах – они акционировались, стали акционерными обществами, – дела пошли неважно. Причины объективные: выросли таможенные пошлины и тарифы на перевозки по железной дороге, начались колебания спроса на древесину в 90-е годы, когда покончили с плановым ведением лесного хозяйства, да и не только лесного. Выжили всего два лесокомбината – в Любимском и Угличском районах. Первый, кстати, отметил 85-летие в сентябре. Живёт и работает он в тяжёлых условиях. Подобные изменения, сопутствовавшие становлению рынка, происходили в лесопромышленном комплексе в 90-е годы по всей стране.

– Владимир Анатольевич, сейчас в Ярославской области работает около пятисот предприятий лесной отрасли. У большинства из них производственные объёмы, как у индивидуального предпринимателя. Как при этом используются леса? И какие видятся перспективы?

– В Ярославской области расчётная лесосека – 4,54 млн. кубометров леса. В 2010 году она была освоена лишь на 30 процентов. И в основном по хвойным породам. Дело в том, что качество эксплуатационного фонда у нас невысокое. Причина – подтопление лесов, избыточное увлажнение их из-за поднимающегося уровня грунтовых вод на территориях, примыкающих к искусственным водохранилищам. Очень много гнилых осинников, хвойные из-за содержания смолы гниют медленней.

– Но ведь лесозаготовители и за осину, бывает, ратуют...

– Да, осина идёт на дрова, дрова – на стружку. А из неё, во-первых, делают древесные плиты, а во-вторых, топливные брикеты и пеллеты – топливные гранулы. К примеру, в Брейтовском районе есть предприятие «Зоомир» – там изготавливают брикеты, в основном на экспорт. Это экологически чистое топливо. Оно и нам интересно – в Рыбинском районе реализуется местная программа перевода котельных на отходы деревопереработки.

– Не дороговато ли?

– Всё равно дешевле мазута! Тем не менее, если говорить о качестве лесного фонда, идёт накопление осинников. А арендаторы лесных участков предпочитают рубить хвойные породы. Нас вот укоряют в Москве на совещаниях: дескать, в области попённая плата – так называется арендная плата за лес на корню – низкая. За осину у нас, как за бутылку пива, – тридцать рублей, за берёзу – восемьдесят... Так ведь чтобы срубить дерево – свалить, раскряжевать, стрелевать – затраты одни и те же. Но качество мягколиственного леса не даёт возможность продать его дорого по сравнению с тем же хвойным пиловочником. Древесина в наших лесах низкого качества. В лучшем случае идут берёзовые балансы, фанерный кряж, а из осины – дрова. И если мы повысим плату за осину, осинники ещё меньше будут осваиваться.

– Какой выход вы видите, чтобы отдачи, то есть дохода от древесины, было больше? Сейчас ведь в федеральную казну и областной бюджет идёт лишь где-то полсотни миллионов рублей. И в основном это платежи за заготовку древесины – около 80 процентов всей суммы.

– Выход – в глубокой переработке древесины. Это – экономическое требование времени. И на это же нас нацеливают рекомендации руководства области. У нас есть подобные предприятия, но их пока немного. Они сосредоточены в основном в Ярославле и Рыбинске. Есть великолепные товаропроизводители. Например, фирма «Ясень» – по производству профилированного бруса, полов, дверей, евровагонки, блок-хаусов. Или мебельное предприятие «Свобода» в Рыбинске, в Ярославле «Пролетар­ская свобода» производит фанерный лист, «Парижская коммуна» перерабатывает 150 тысяч кубометров кряжа в год, получая 50 тысяч кубометров фанеры. Деревообработка шагает вперёд. Единственное, что сдерживает её, – качество лесосечного фонда. И расчётную лесосеку нужно осваивать на сто процентов. Да чтоб арендаторы здорово работали. Возвращаясь в историю, в годы войны на наше лесное хозяй­ство легла тяжёлая ноша: в Брейтовском районе до 120 тысяч кубометров хвойного леса заготавливали и плотами сплавляли вниз по Волге, на восстановление Волгограда. И тысячи вагонов леса отправляли из Первомайского, Тутаевского, Рыбинского и Даниловского районов... И что главное, лесоводы послевоенных лет всё, что вырубалось, в том же объёме восстанавливали!

– Владимир Анатольевич, вот в Ивановской области лет пять назад «зелёные» протестовали против прихода немецкой деревообрабатывающей компании «Эггер», чтобы леса ивановские не вырубались. А что же «Эггер» к нам не пошёл? Пусть бы наши осинники осваивал...

– «Эггеру» нужно для плиточного производства, чтобы в дровах мягколиственных пород было не меньше 50 – 70 процентов хвойных. Есть такое понятие, а точнее вещество – лигнин. Он содержится в древесине хвойных, а в мягколиственных породах его мало. Этот лигнин делает материал, то есть плиты, более прочными. У нас хвойных не хватает. К тому же в Ивановской и Костромской областях уровень расчётной лесосеки выше.

– И всё же: а к нам идут инвесторы?

– Правительство области, и в частности наш департамент, занимаются этим плотнейшим образом. Некоторых буквально на аркане затаскиваем. Мы со всеми готовы работать. Только стройте! Есть, к примеру, интересный экспериментальный проект: производство горючего из биомассы. Московские предприниматели вместе с одним столичным НИИ хотели его внедрять на Новгородчине, но мы предложили лучшие условия. Уже есть протокол о намерениях. Ещё одна московская фирма хочет построить плиточный завод для мебельного производства. Они, к слову, планируют осваивать 300 тысяч кубометров расчётной лесосеки. Мы готовы им дать участки под лесозаготовки в Пошехонском и Пречистенском лесничествах. Причём одним массивом. Они уже посмотрели эти участки – говорят: берём! Только вот завод, мы хотели, чтобы был в Данилове – ближе к лесозаготовкам. Но они настаивают на Ярославле. А так – мы готовы на всё – и торфоболота наши предоставить, и в озере Плещеевом ил со дна доставать!

– Обычно предприниматели обращают внимание на соотношение протяжённости дорог области к лесным площадям...

– Поэтому многие арендаторы и стараются заготавливать лес в основном вдоль дорог... Хорошее исключение – Любимский лесокомбинат, у себя они построили восемнадцать километров лесовозных дорог круглогодичного действия. Не случайно весь 2010 год губернатор области Сергей Вахруков и заместитель губернатора Михаил Боровицкий вели в Рослесхозе переговоры по лесным дорогам. Очевидно, что их нужно строить на федеральные средства, ведь лесные платежи идут в основном в федеральный бюджет. Заключено соглашение, по которому Ярославская область включена в программу будущего финансирования их строительства и ремонта. С условием софинансирования: чем больше мы, тем больше даст средств Федерация.

– Владимир Анатольевич, вы в самом начале упомянули юбилей Любимского лесокомбината. Но у нас есть ещё один юбиляр, деятельность которого связана напрямую с лесной отраслью, – Даниловский завод деревообрабатывающих станков, ему исполнилось 70 лет! Правда, сейчас на его площадях другое предприятие, но лесной профиль сохранился...

– Они изготавливают неплохие брёвнотаски, пилорамы... Спрос у арендаторов есть.

В целом хотелось бы что сказать: в области сокращаются объёмы продаж круглого леса, поэтому лесозаготовителям сейчас тяжело выживать. Развивается лесопиление. Стоимость круглого леса, того же хвойного пиловочника, не растёт, а вот стоимость готовой продукции может с лихвой покрыть затраты – на горючее, зарплату, налоги и т. д. Экономика заставляет идти к глубокой переработке. Сейчас у нас в каждом районе есть деревообрабатывающие предприятия. Чего только не делают: столы, стулья, кровати, окна, двери. Дома строятся из оцилиндрованного бруса.

– Да, все эти изделия можно было увидеть осенью на ярмарке «ЯрАгро»...

– Деревообработка идёт вперёд.

Полина АРБАТОВА


Источники:

  1. sevkray.ru

Пользовательского поиска


Обнаружено старейшее дерево в Европе

Незаконно вырубленные деревья определят по ДНК

Как из одной пробирки вырастить сто деревьев

Почему в Европе продолжают исчезать леса

Тонны апельсиновых корок вернули к жизни тропический лес

Почему городские деревья растут быстрее сельских

Представлены карты потерь девственных лесов Земли

22 фотографии самых странных деревьев, каждое из которых - произведение искусства

Чем разнообразнее бактерии, живущие на листьях, тем продуктивнее растительное сообщество

105-летняя женщина, у которой никогда не было детей, стала матерью для 300 деревьев

На железнодорожной станции растет дерево возрастом 700 лет




© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2006-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://dendrology.ru/ 'Dendrology.ru: Книги о лесе и лесоводстве'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100