Новости
Подписка
Библиотека
Новые книги
Энциклопедия
Карта сайта
Ссылки
О проекте

Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Следопыты природы

Р. Киплинг, тот самый Редьярд Киплинг, книгами которого о джунглях и их обитателях мы зачитывались в детстве, путешествуя в конце прошлого столетия по тогда еще малоизвестному Йеллоустонскому национальному парку, обратил внимание на большой интерес посетителей парка к животным. "Вдалеке, у противоположного берега,- писал он,- белела обглоданными древесными стволами какая-то беспорядочная куча. Это была бобровая хатка. Ниже по течению ее обитатели построили плотину, превратив реку в уютное озерцо. Меня интересовало одно - выйдут ли бобры на работу до наступления полной темноты. Они вышли (благослови господи их тупые мордочки!), появившись как тени, и поплыли вниз по течению, не шевеля ни лапками, ни хвостами. Их было трое. Один проверял состояние плотины, двое других искали что-нибудь на ужин.

Пожалуй, лишь неслышную поступь тигра в джунглях можно сравнить с бесшумным движением бобра в воде. Как я ни напрягал слух, до меня не донеслось ни звука до тех пор, пока звери не принялись поедать толстые зеленые стебли "бобровой травы". Согнувшись в три погибели за кучей бревен, я затаил дыхание и просмотрел все глаза. До бобров было меньше десяти ярдов, и, храни я абсолютную тишину, они так и продолжали бы мирную трапезу. Это были милые, привлекательные зверьки, но только я собрался подвинуться ближе, как проклятая леди из Чикаго с зонтом в руке застучала каблуками по берегу, вскрикивая: "Бобры! Бобры! Молодой человек, где же эти бобры? Боже правый, что это там такое?"

Послышалось что-то вроде пистолетного выстрела. Жаль, что он не убил престарелую леди. Это бобер ударил хвостом по воде, предупреждая своих об опасности. Звук действительно напомнил "уханье" пистолета; заряженного сырым порохом. Бобры бесследно исчезли, вплоть до кончиков своих бакенбардов. Однако хатка осталась на месте, и некое животное, стоящее по своему развитию гораздо ниже бобров, стало швырять камнями потому, что пожилая леди из Чикаго сказала: "Может быть, если их потревожить, они выйдут? Так хочется взглянуть на бобров".

И все же приятно вспомнить, что мне довелось увидеть этих зверьков на воле. Никогда в жизни не пойду теперь в зоопарк".

Что касается бобра, то Р. Киплинг, безусловно, прав. Наблюдать его в природе - большая удача и истинное удовольствие. Бобер, будто маленький человечек, садится перед деревом на задние лапки, передними упирается в ствол и начинает его подгрызать. Из-под острых верхних клыков зверька струяска летит словно с острого рубанка. Бобер может свалить дерево толщиною в 30 сантиметров.

Не меньше удовольствия подсмотреть в лесу за енотом. Идет он не спеша, мелкими шажками. И все же в движениях его заметна какая-то забавная торопливость, вернее, даже суетливость. Более длинные задние ноги зверек заносит за передние даже при медленной ходьбе.

Во время кормежки енот часто совсем по-медвежьи присаживается, опираясь задними лапами на всю ступню. За самим медведем, конечно же, подглядывать на свободе не рекомендуется. Впрочем, это не так просто сделать. Умный зверь хорошо знает, что прежде всего его выдают следы; потому старается всячески их скрыть. Например, когда идет по лесу и встретит упавшее дерево, то непременно заберется на него и пройдется до его конца.

Известный русский медвежатник А. Ширинский-Шахматов писал, что медведь, шедший по дороге и готовившийся улечься в берлогу, чтобы сбить с толку своих потенциальных преследователей, сошел с дороги, пятясь задом. Нетрудно себе представить, во что может обойтись наблюдателю его неосмотрительная настойчивость в подглядывании за таким предусмотрительным зверем.

А вот выследить и полюбоваться на воле лисой проще. Хотя бы по той причине, что их значительно больше, чем бобров и медведей. Особенно упрощается дело зимою. Лисица во время охоты идет рысью, быстро, часто меняя направление, подходит ко всем выдающимся над поверхностью снега предметам: холмикам, столбам, пучкам бурьяна, стогам сена, скирдам соломы. А если последние имеют хороший намет снега и по нему можно забраться на скирду, то лиса не замедлит залезть и на ее вершину.

Увидеть живого зверя в лесу - большая удача, и она сопутствует самым терпеливым и настойчивым. В национальных парках южных стран такие возможности лучше. Там биологическая продуктивность земли высокая, и животных в парках много. Чтобы увидеть их, иногда достаточно выглянуть из окна отеля. Тем более что устроители парков строят их в местах водопоев, прикармливают зверей лакомствами.

Проще, чем в северных местах, и организовать экскурсию для демонстрации животных: садись в автобус, разъезжай по заранее спланированному маршруту, который проходит мимо привычных мест кормежки диких животных. Так и делают во многих национальных парках Африки и Южной Америки, принимающих ежегодно миллионы посетителей.

Животные сравнительно быстро привыкают к присутствию человека и даже будто понимают, что в пределах национальных парков он им не опасен. Те же звери за границами охраняемых территорий делаются осторожными и пугливыми. А в национальных парках подпускают людей совсем близко. Особенно если они на машинах. В одном из популярнейших парков Кении "Самбур" в воскресенье движение машин напоминает улицы Найроби. Конечно, это не проходит бесследно для животных: нарушается среда их обитания, неестественно протекают жизненные процессы зверей. Остается, однако, надеяться, что они и к этому приспособятся ради нашего удовольствия.

Администрация некоторых национальных парков вынуждена тем не менее вводить своеобразную квоту на посетителей и продавать билеты в парки, как в театры, по числу свободных мест.

Встреча с животными на свободе, конечно же, очень интересна. Хотя не со всяким зверем надобно искать таких встреч. Биологи считают, что у хищников есть так называемая критическая дистанция сближения. Все живые существа, оказавшиеся ближе этой дистанции, воспринимаются зверем как агрессоры, подкравшиеся г для нападения. Разумеется, характер у животных разный. Есть среди них трусы, невозмутимые "олимпийцы" и драчуны. Трус, он убежит, а может со страху напасть. "Олимпиец" останется посмотреть, что будет дальше, к нашему превеликому удовольствию. От них, наверное, исходит и то благодушие в оценках зверей, которое складывается по поводу встречи с ними на природе.

Хуже всего драчуны-забияки, которые будут рады подвернувшейся возможности проучить "нападающего". Так что идти на тесные контакты со зверем посетителям в парках нет никакого резона. Амикошонство с малознакомыми людьми неприятно, что уж говорить о невоспитанных диких зверях.

Звери не жаждут встречи с нами. Чаще они держатся на удалении, но внимательный человек определит их присутствие и по тем следам, которые они оставляют. Глаз опытного следопыта еще издали приметит дерево, на которое постоянно взлетает глухарь: хвоя на его вершине выщипана и заметно реже, особенно в местах, удобных для присадки. На снегу под таким деревом обычно обломки побегов, хвоя, клочья лишайников, шелуха коры.

Нетрудно обнаружить барсучьи норы. Чувствуя себя под землею в полной безопасности, хозяин нору и не маскирует. Внимательный наблюдатель может обнаружить нору по тропам, набитым зверем. Тропинки эти тянутся от норы к водопою, местам охоты на один-два километра. Пользуется ими и барсук все лето, но только после того, как стемнеет.

Самые же заметные следы оставляет лось: погрызы деревьев, сломанные вершины у мелколесья, обкусанные ветки. Трудно не заметить в лесу и присутствие кабана. В поисках сладких корней и вкусных личинок насекомых лесные свиньи буквально перепахивают землю. Изрытые участки леса долго имеют малопривлекательный вид, хотя лесу от этого хуже не становится. Недаром лесоводы считают, что кабан - лучший лесной пахарь. В разрыхленной им почве интенсивнее происходят биологические процессы, легче прорастают семена деревьев. Хуже, когда кабан начинает почесываться о стволы деревьев. Жесткая, густо пропитанная грязью щетина срабатывает при этом как наждак. Из-под него отлетает не только кора, но и верхний слой древесины. Шрамы эти долго не зарастают, а иногда приводят к серьезным заболеваниям и гибели.

Увлекательнейшее занятие - наблюдение на природе! Оттого так много охотников меняют ружья на фотоаппараты и бинокли. Статистика подтверждает, что выручка от продажи средств наблюдения за лесными зверями, птицами уже превысила суммы, полученные от реализации охотничьих припасов. Уже действуют такие виды туризма, как ночные экспедиции для наблюдения за птицами или подслушивания голосов животных. На посещаемых территориях предлагают организовать различные средства передвижения (лодки, собачьи упряжки, самолеты). Посетителей сопровождают проводники-натуралисты, обращающие внимание также на следы животных, тропы, места кормежки и т. д.

Профессор А. Формозов, кстати, в своей прекрасной книге "Спутник следопыта" советовал любителям природы собирать коллекцию отпечатков следов животных. Для этого, по его мнению, нужно разыскать четкие отпечатки лап животных на глинистой почве в таком месте, где нет камешков, корешков, травинок и другого сора. Вокруг выбранного отпечатка намечают квадрат, чтобы след находился в его центре. Затем с помощью ножа намеченный квадратик вырезают как кирпичик. Его подсушивают, обжигают на костре - и экспонат готов. Изготавливают подобные экспонаты и с помощью гипса. Короче говоря, способов иметь интересное хобби для любителей природы более чем достаточно.


В национальных парках возможности удовлетворить свой интерес вполне реальны. Только, чтобы все их могли реализовать, сотрудникам парков приходится хорошо поработать.

Хотя и на этот счет есть исключения. В печати все чаще появляются сообщения о парках "зеленых" - "Назад к природе". Сторонники их считают, что в жизнь леса надо вообще поменьше вмешиваться с хозяйственными мероприятиями. Лес такой, какой он есть,- лучший лес для отдыха. Только в нем можное увидеть прелесть естественной живой природы. Наверное, в концепции любителей природы ("зеленых") есть резон. У нас в стране для парков "Назад к природе" места более чем достаточно. Однако нужно иметь в виду, что рекреационная емкость необустроенных лесных территорий очень ограничена. Такие парки хороши для немногих. Отдыхающих же в лесу становится все больше и больше. И устроители парков не могут не считаться с их интересами. Чтобы помочь им в увлекательном хобби, устраивают наблюдательные вышки, строят укрытия, подкармливают зверей и птиц, оборудуют вольеры.

Появились в мировой практике специальные целевые природные парки, в которых отдыхающие могут понаблюдать за какими-то животными в условиях почти полной их свободы. Широкой известностью, например, пользуется птичий парк вблизи города Рамбуйе (Франция) в общине Энайсе. В этом парке содержится до 1300 видов птиц, в числе которых немало редких, почти вымирающих. Живут птицы парка в окружении благоприятной природы, в формировании которой устроители используют интродуцированные растения с родины экспортируемых птиц. Посещение такого парка для отдыха и тем более для фотоохоты исключительно запоминающееся событие.

Модны на Западе сейчас и так называемые сафари-парки. Их отличие от традиционных зоопарков заключается в относительно более свободном содержании животных и выделении определенных маршрутов для посетителей. Таким образом, животные-экспонаты и посетители как бы меняются ролями. В зверинцах старого типа свобода перемещения животных ограничивается размерами клетки, а люди могут двигаться по территории в любом направлении. В парках сафари все наоборот - посетители "в клетках".

По трассам таких парков разрешается проезд автомашин со скоростью пешеходов. Для удобства наблюдений за дикими животными проезд каравана машин связан с подачей животным корма.

В центре некоторых южных парков размещаются дельфинарии. Над парками проходят канатные дороги, которые дают возможность наблюдать за животными в естественных условиях. Типичный пример таких сафари-парков в Англии Виндзорский зоопарк-заповедник и парк в Компордене (Швеция).

Многие, особенно южные, страны весьма успешно используют повышенный интерес европейцев и жителей северных стран к южной экзотике. В 1970 году в Непале был открыт первый национальный парк - Читауан-парк - площадью 546 квадратных километров. Этот парк с одной стороны огорожен высокой изгородью, чтобы носороги не могли попасть из парка на крестьянские поля, а крестьяне пасти в нем свой скот. Парк охраняют, кроме штатных служащих, 140 солдат. Несмотря на сравнительную молодость, в парке уже многое сделано для обустройства туристских приютов.

"Тигр-Топе-отель", одна из гостиниц парка, разместилась в небольших свайных домиках, укрытых пышной растительностью. В них удобно жить, и можно прямо из комнаты перебраться на спину ездового слона. По вечерам посетители парка имеют возможность посидеть у костра неподалеку от своего коттеджа, а ночью понежиться в теплой постели, прислушиваясь к таинственным шорохам джунглей.

Парк полон экзотических животных. В нем насчитывается не менее 20 тигров, охотно идущих на приманки, к всеобщему удовольствию посетителей парка.

Чтобы сохранить жизненным пространство для таких горных животных, как голубой баран, ирбис или снежный барс, бурый медведь, дикая коза и других, в ближайшее время правительство Индии намечает создать национальные парки "Рара" и "Шей". У подножия Эвереста создан национальный парк "Сагарматха". Несколько севернее, у столицы Непала Катманду, организуется "Лангтан-парк". В заповедном Непале проектируется парк вокруг озера Рара, лежащего на высоте три тысячи метров над уровнем моря.

Семь национальных парков организовано в Заире. Они занимают уже 3 процента территории страны, а в ближайшем будущем Заир намерен увеличить их площадь до 12-15 процентов. Международный союз охраны природы и природных ресурсов, который в 1975 году проводил в Киншасе XII Генеральную ассамблею и научно-техническое совещание, отметил особенно большие успехи Заира в этом деле.

На границе между Суданом и Заиром - в национальном парке "Гарамба" - можно полюбоваться львами, носорогами, слонами, коровьими антилопами, жирафами, бородавочниками. Главная же достопримечательность парка - белые носороги. Это огромное животное, иногда двухметровой высоты и длиною пять метров, еще недавно можно было увидеть повсеместно в Южной и Центральной Африке. Перебить этих простодушных гигантов ничего не стоило. Теперь они встречаются только в "Гарамба".

Все эти парки ставят перед собою цель - дать возможность посетителям познакомиться с жизнью редких животных, помочь им заглянуть в действенный мир природы.

В нашей стране парков с экзотическими животными пока нет, но посмотреть есть на что. Поистине царством птиц являются Лебяжьи острова. Это сравнительно небольшая территория (около 60 гектаров) Крымского охотничьего хозяйства. Цепочка Лебяжьих островов находится на северо-западе Крыма. Известны они далеко за пределами нашей страны. На островах обитают птицы 223 видов. Среди них леседь-кликун, длиннохвостый крохаль, шилохвосты, кряквы, хохлатки, большие кришнеры, турухтаны, утки, серые гуси, гужники, белобокие гуси...

Стаи птиц на островах сменяют одна другую в зависимости от времени года. Одни птицы летят на юг, другие на север. Многие постоянно живут на Лебяжьих островах, тем более что там природою сделано все для безопасной и сытой жизни пернатых. Половину островов занимают тростники, приспособленные к заболоченным понижениям. На более возвышенных сухих местах высокие густые заросли полыни чередуются с гигантским колосняком, морским ситилком, лебедой, белым донником, солончаковой астрой и морской капустой. Служат кормом Для птиц и корневища с молодыми побегами остеры, которая также в изобилии растет на мелководьях, примыкающих к островам. В плотных зарослях прибрежных растений птицы легко укрываются от своих врагов.

Лебяжьи острова - заповедник, но при соответствующем обустройстве некоторые из примыкающих к ним территорий вполне могли бы стать великолепным местом экскурсий хотя бы для немногих, но очень страстных любителей природы.

Увлекательное путешествие по стране птиц можно было бы продолжить и в окрестностях Кандалакшского заповедника. Этот самый северный заповедник страны находится на Кандалакшской губе Белого моря и Мурманском побережье Баренцева моря. Наиболее интересный обитатель заповедника - частиковая птица под названием тупик. С черной спиной и крыльями, с белой манишкой, выглядит она исключительно нарядно и празднично. Всю эту красоту венчает массивный ярко-оранжевый, сплюснутый с боков клюв. Птица роет им глубокие длинные норы, иногда до 5 метров, которые, соединяясь между собой, образуют подземный лабиринт. Нора заканчивается расширением, где в сухом торфе лежит единственное яйцо тупика. Под землею птицы проводят большую часть времени, насиживая яйца и обогревая птенцов. В море, за мойвой и песчанкой, тупики вылетают стремительно. Наблюдать за их азартной охотой исключительно увлекательно.

В этом же заповеднике живет знаменитая гага. Вряд ли она дожила бы до наших дней, если бы не взяли ее под защиту люди. Очень уж завидный у нее темно-серый, необычайно легкий и мягкий пух. Самые теплые вещи делают из него.

Живет в заповеднике сокол-кречет, который уже в XVII веке был взят под охрану охотничьей стражей. Из гнезд специально назначенные люди по особым разрешениям брали и вынашивали соколов-кречетов, подготавливая их исключительно для царской охоты.

Гнездится в Кандалакшском заповеднике еще немало примечательных птиц, прелесть встречи с которыми не в состоянии гарантировать ни один зоопарк.

А сколько крупных и мелких зверей живет в наших лесах. Взять хотя бы Беловежскую Пущу. Добрую память свою она хранит уже не одну сотню лет. Первые упоминания об этих местах уходят в глубокую древность. Историк Геродот, а за ним Плиний и Тацит говорили о племенах, селящихся по рекам Нареву и Лесне. Владимир Мономах подолгу живал в Беловежской Пуще. В конце XIV века известный полководец Ягелло сделал Пущу заповедной. И было отчего. Кроме туров, зубров, оленей, лосей и кабанов, водились там дикие лошади - лесные торпаны - и множество других животных.

Несмотря на запреты в охоте, все же сильно поубавилось дикое население Пущи за последующие годы. Да и как тому не случиться. Во время только одной "большой охоты", которую устроили для царя Александра II в 1860 году, в загоны было собрано 117 зубров, 3 лося, 14 ланей, 23 кабана, 36 косуль, 17 волков. За два дня охоты убили только зубров 28.

Сейчас благодаря усиленным мерам по охране численность лесной фауны в Беловежской Пуще восстановилась. В ней проживает 55 видов млекопитающих, 204 вида птиц, 18 видов земноводных и пресмыкающихся. Главное украшение Пущи - зубр. Зубр - огромный дикий бык весом до тонны и высотою в холке до 2 метров. Всем своим видом зубр демонстрирует силу и могущество. Огромная голова с широким лбом несет небольшие, высоко поставленные по бокам рога. Короткие широкие уши скрыты в темно-бурой шерсти. Курчавая шерсть образует под нижней челюстью бороду, спускающуюся вниз, к шее. На верху шеи и на холке густые длинные волосы наподобие гривы. Когда смотришь на этого красивого, необычного зверя, то кажется, что попал в иное летосчисление, в далекие прошедшие века.

Впечатление это усиливается величием окружающего леса. Сосна в Пуще высотою 30-32 метра. Всего же в Беловежской Пуще произрастает более 20 видов деревьев, которые, сочетаясь друг с другом в разных пропорциях, составляют пейзажи, по своей красоте неповторимые. Придет ли кому в голову в наше время стрелять такого редкого зверя, как зубр? Понаблюдать за ним, сфотографировать его - уже большая удача и радость.

Чтобы доставить людям, приезжающим в лес на отдых, возможность встречи с лесными диковинками, лесоводы все чаще устраивают в лесничествах зверинцы, со смотровых площадок которых можно понаблюдать за жизнью животных в полусвободном состоянии. Но для более терпеливых натуралистов сама природа устроила в лесу укромные уголки, из которых они могут сделать для себя интересные открытия жизни природы. Хочется пожелать им в этом неожиданной радости, удачи... И в то же время предостеречь.

Любая наша оплошность даже в таком вроде бы безобидном занятии, как "следопытство" - подглядывание, наблюдение за живой природой, может обернуться для наших меньших братьев непоправимой бедой.

Что же касается территорий заповедников, то без специальных разрешений и проводников на них заходить вообще возбраняется, какими бы гуманными намерениями ни казались эти желания посетителей парка.

Вместе с тем нельзя не считаться с тем обстоятельством, что, помимо нашей воли, к уникальным достопримечательностям тяга постоянно возрастает и пресечь ее только запретами нелегко. Да и надо ли?

Практика показала, что сохранить их невредимыми удается при хорошо организованной информационной службе, а главное - путем организации на буферных территориях музеев, учебных познавательных троп, обслуживаемых квалифицированными специалистами. Именно так ведется дело в национальных парках. Они, как мы уже упоминали, организуются с целью сохранения в естественном состоянии типичных или уникальных для данной зоны природных комплексов, культурно-исторических объектов и других достопримечательностей, а также использования их в просветительных, научных, культурных целях и для отдыха.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2014
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://dendrology.ru/ "Dendrology.ru: Лесная библиотека"