НОВОСТИ    КНИГИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ    О ПРОЕКТЕ

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Кедр сибирский

Чем только не тешились наши смелые предки в северной лесной стороне. Случалось и женщинам ходить с рогатиной на косолапого, однако наиболее удалой забавой считался безоружный поединок один на один с медведем на... кедре сибирском. Особенно пользовался популярностью такой вид "спорта" в старом Верхотурье. В июле - августе, в разгар созревания кедровых орехов, заметит мужик, что косолапый взобрался на дерево в надежде полакомиться орехами и увлекся и, прихватив длинный заостренный шест, вослед за ним. Медведю ничего и не остается как взобраться повыше. Развернуться к человеку мордой он не может, а тот, наступая с тыла, периодически начинает покалывать его шестом. Недоволен хозяин леса - ревет, но деваться некуда, вот и взбирается все выше и выше, пока не доберется до верхушки. Но тут-то тяжелый зверь и срывается вниз, падая с 30 - 40-метровой высоты. И здесь "шутнику" ничего не остается, как спуститься на землю, да еще снять медвежью шкуру. Не удивительно, что и зверя и человека влекли к себе кедровые леса. И сегодня нелегко найти в природе столь полезный и питательный пищевой продукт, как кедровые орешки.

Кто знает, какой орех имел в виду Иван Владимирович Мичурин, когда говорил о хлебе будущего! Сибиряки уверены, что не грецкий, а сибирский, кедровый. И действительно, насаждения южанина - грецкого ореха исчисляются лишь десятками тысяч гектаров, а неприхотливый сибиряк со своим собратом кедром корейским занимают площадь свыше 37,3 миллиона гектаров, да еще 35 миллионов приходится на их младшего брата, кедрового стланика из Восточной Сибири, с Камчатки и Дальнего Востока.

Сегодня мы освоили около 50% общих кедровых запасов, но и теперь в отдельные годы валовой урожай орехов достигает 1,5 миллиона тонн. Из этого количества можно получить 500 тысяч тонн великолепного высыхающего кедрового масла, 220 тысяч тонн высококачественного пищевого белка, 150 тысяч тонн крахмала. Чтобы получить такое же количество подсолнечного масла, нужно засевать ежегодно свыше 1 миллиона 100 тысяч гектаров плодородных южных земель при условии, что каждый гектар посева даст по 500 килограммов подсолнечного масла.

Да что там подсолнечного! Кедровое масло превосходит по своим качествам сливочное и не уступает прованскому. Можно добавить, что жмых подсолнечника в отличие от кедрового имеет лишь кормовое значение, а масло по технической характеристике относится к категории менее ценных, так называемых полувысыхающих масел.

Величественнейшим и прекраснейшим явлением русской природы называют кедровые леса Сибири. "Будто боярин в дорогой шубе", - говорил о кедре писатель Мамин-Сибиряк. Незабываемы и отдельные деревья кедра, достигающие в высоту 40 метров при толщине ствола до 1,8 метра, с красивой пирамидальной или раскидистой кроной, и в целом темнохвойная уральская и сибирская, так называемая "черневая тайга". Здесь кедр прекрасно растет на каменистых и болотистых почвах, в горах и на равнинах, не боясь холодных почв с избытком влаги. Для питания ему достаточно самого тонкого слоя лесного суглинка. Почва в кедровом лесу чаще всего обильно покрыта мхом. Кора на молодых деревьях серо-зеленая, гладкая, с возрастом она превращается в бурую бородавчатую корку.

Кедр - краса и гордость северного русского леса. Северной пальмой можно было бы назвать его, хотя чаще зовут так лиственницу. Широкая густая и тенистая крона, громадные раскидистые ветви, могучая грандиозная фигура составляют контраст с вытянутой, редкой и однообразной фигурой ели, сосны и других скромных деревьев Севера. Но чтобы по-настоящему оценить кедр, надо видеть его в настоящем его отечестве - Зауралье. Там на подножии из белых мхов раскидываются его вековые рощи, глухо плачутся своими вершинами и многодумно качают старческими головами, отражаясь в бесконечно широких водах Оби и Енисея. Недаром подобные рощи на далеком мусульманском востоке назывались "священными рощами". Они навевают что-то мистическое в своей торжественной тишине, в своем таинственном полумраке.

Много видели на своем веку северные кедровые урочища. Кедр - долголетняя порода, нередко он доживает до 500 - 800 лет. Наиболее продуктивный период жизни длится 250 - 300 лет - с 40 - 50-летнего возраста, когда начинается плодоношение, и до 300 - 350-летнего, когда могучая энергия его постепенно начинает затухать.

Главное богатство кедра - орехи. Правда, ботаники тут же поправят нас, что, дескать, орехами семена кедра назвать нельзя, а нужно именовать их орешками. Дело в том, что орехом в ботанике зовут плод, развивающийся из завязи пестика, а пестиков хвойные породы совсем не имеют. Однако в народе прочно прижилось название кедровые орехи, а в Сибири их еще называют "сибирским разговором", так как там ни одна вечерняя беседа не обходится, как правило, без щелкания орешков.

Для созревания кедровому орешку нужно в два раза больше времени, чем фруктам и овощам. От момента опыления до высыпания орешков из шишек проходит 18 месяцев, практически два летних сезона. Вместе со зрелыми шишками на ветках сидят и молодые - первогодки, называемые в Сибири "озимью". Опытные сборщики бережно охраняют их, стараясь не сбить вместе со спелыми.

В июле - августе в шишках заканчивается накопление питательных веществ. Они прекращают рост и, теряя влагу, становятся более легкими. Прочность прикрепления их к сучьям уменьшается, и зрелые шишки вместе с семенами опадают на землю. Однако сборщикам недосуг ждать, пока шишки сами опадут, поэтому и применяют они разные способы отряхивания. Обычно в одной шишке бывает до 100 - 114 семян, а среднее дерево дает 50 - 100 шишек. Однако в урожайные годы одно крупное дерево может дать 1000 - 1500 шишек, а с гектара леса можно собрать до 600 килограммов чистых орешков. В обычные же годы гектар кедровой тайги дает 90 - 150 килограммов.

Рис. 16. 1. Кедр сибирский. 2. Калина
Рис. 16. 1. Кедр сибирский. 2. Калина

С давних времен сезон сбора кедровых орехов знаменовался общей страдой. Люди съезжались за сотни верст целыми семьями и артелями, как на покос и уборку хлеба.

Существовало несколько способов добычи шишек. В Зауралье и в центральной части Сибири население всегда более бережно относилось к дарам лесов - кедрачам. Здесь чаще применяли метод добычи орехов "лазом", при котором сборщик, вооружившись длинным шестом, влезал на дерево и аккуратно сбивал зрелые шишки. Для лазания по стволу часто использовали и особые когти, а некоторые умельцы ухитрялись не нанести дереву ни малейшего повреждения, пользуясь для подъема толстой веревкой, последовательно кольцами обвиваемой вокруг ствола. Разумеется, такой опасный промысел был под силу лишь самым бесстрашным и сильным людям. Шутка ли! Управляться с шестом на высоте девятиэтажного дома, да зачастую среди мириад комаров!

Другой способ добывания шишек - сбор с помощью "колота". Колото - это громадная кувалда, на рукоятку которой длиной до 2,5 метров насаживали тяжелый обрубок дерева весом до 100 килограммов. Однако и прежде люди не были такими гигантами, чтобы размахивать подобным молотом. Колотом управлялись вместе несколько человек. Подойдя к стволу, они упирали конец рукоятки в землю и раскачивали кувалду, раз за разом ударяя по дереву. От сотрясения зрелые, непрочно держащиеся шишки падали вниз. Слов нет, способ сам по себе изуверский, однако были у старых сборщиков и свои секреты, значительно уменьшавшие вред, причиняемый дереву. Дело в том, что в течение многих сезонов удары наносили по одному и тому же месту ствола - "пятну". На "пятне", естественно, кора повреждалась, но остальная часть окружности ствола оставалась здоровой и обеспечивала питание дерева. Помимо этого, они не применяли колото выше определенного веса, что, понятно, ограничивало и силу удара.

Самый же невежественный метод сбора бытовал преимущественно в Приуралье, по рекам Печоре, Сухоне, Вычегде, Чусовой. Здесь при сборке орехов зачастую рубили вековые кедры, забирали зрелые шишки, губили молодую "озимь", оставляя гнить стволы и кроны мертвых лесных гигантов.

Итак, шишки собраны, но с собой за десятки верст многотонный груз не унесешь. Поэтому люди старались побыстрее освободить из них орехи. В старое время шишки чаще всего молотили в так называемых "сайвах" - деревянных срубах с продольными жердями сверху. Жерди располагали на таком расстоянии друг от друга, чтобы не могла провалиться сердцевина обмолачиваемой шишки. На них помещали шишки, которые молотили специальными битами - изогнутыми березовыми палками до 1,5 аршин длиной. Палки эти назывались ключками. При молотьбе орехи проваливались в сруб. Хорошим выходом считался такой, при котором из пяти мешков сырых шишек общим весом до 10 пудов выходил один мешок орехов весом 3 пуда. Сейчас шишки молотят на молотильных машинах или деревянными терками и вальками с насечками. Бывало так, что в разгар сбора некогда молотить, тогда сборщики укрепляли на высоких окоренных стволах срубы - лабазы и наполняли их шишками, с тем чтобы явиться за ними по санному пути или сохранить их вплоть до самой весны. Столбы и срубы уберегали шишки от зверья, а человек, по сибирским законам, чужого добра никогда не трогал.

Нелегким, а зачастую и опасным трудом достаются человеку кедровые орехи. Но зато по значению своему они бесценны. Хороши они как в свежем, так и в поджаренном виде. Темно-коричневые, душистые, до 14 миллиметров длиной и до 9 толщиной орехи - прекрасная питательная пища, а не просто досужая забава в коротании долгих сибирских вечеров. Тонко растертые с водой ядра орехов дают кедровое молоко, превосходящее по калорийности мясо и яйца. А при минимальном количестве воды из орехов получаются отличные сливки. Ядра можно и прессовать. Холодное прессование дает наиболее ценное и калорийное столовое пищевое масло, имеющее приятный вкус, высокую усвояемость и, практически, не уступающее прованскому. Кедровое масло светло-желтой или золотисто-янтарной окраски, с приятным ореховым ароматом.

Ядра кедровых орехов можно подвергать и горячему прессованию. При этом получают высококачественное высыхающее техническое масло, которое уступает разве что тунговому. Производство лака и масляных красок, многочисленные нужды медицины и парфюмерии - вот далеко не полная область его применения. В ядрах орехов содержится до 61% жира. Можно возразить, что лучшие современные сорта подсолнечника содержат не намного меньше, но ведь подсолнечник нужно выращивать, занимать пахотные земли, а тут приходи, бери, пользуйся, но только по-хозяйски, разумно.

После получения масла остаются жмыхи, но это не обычная подсолнечная кормовая "макуха". Кедровый жмых - это высокоценный пищевой продукт, содержащий около 17% белка, 12% крахмала, а также сахар, лимонную кислоту, дубильные вещества, минеральные соли, витамины. Это, наконец, 23% жира, так как не весь жир удается отобрать у орехов при прессовании. Кедровый жмых идет на изготовление лучших сортов халвы, рассыпчатых, песочно-ореховых тортов и пирожных. Небесполезна и скорлупа орехов: настоем из нее лечат в народе от глухоты.

Кедровый орех обладает множеством и иных достоинств.

Густая темно-зеленая хвоя, собранная по пять хвоинок в пучки, на основании чего ботаники выделяют группу 5-хвойных сосен-кедров, содержит большое количество витамина C и до 1,5% эфирного масла. Еще в давние времена были известны целебные свойства настоев кедровой хвои. Первых русских землепроходцев - отчаянных смельчаков, едущих "приискать новые землицы", спасал кедр от бича путешественников того времени - цинги. Прошли столетия, а кедровая хвоя и сейчас является надежным противоцинготным средством. В трудные годы Великой Отечественной войны кедровая хвоя была ценным источником витаминов. Сегодня в промышленных условиях из тонны хвои получают около 5000 дневных порций витамина C. Из этой же тонны путем водной перегонки можно получить почти 5 килограммов эфирного масла, около 10 килограммов экстракта для лечебных ванн и более 200 граммов прекрасной лесной шерсти - тончайших целлюлозных нитей, мало уступающих волокну хлопчатника. Из хвои кедра получают также разнообразные экстракты и концентраты для лечебных и оздоровительных ванн. Ванна, приносящая в квартиру свежий аромат кедровой тайги, полезна и больному и здоровому человеку.

Любители комнатных растений и садоводы знают, что кедровый хвойный концентрат - отличное средство для борьбы с вредителями. Для опрыскивания растений 8 граммов концентрата размешивают в 8 литрах воды и полученным раствором тщательно опрыскивают растения. В случае массового появления гусениц в саду, дозу концентрата удваивают. Хвойный концентрат полезно подмешивать и к удобрениям.

Часто на сосновых бревнах можно видеть загадочные насечки в виде конических симметричных борозд, напоминающих оперение стрелы. Это карры - следы подсочного промысла живицы. У кедра подсочка дает до 20 граммов живицы с каждой карроподновки. Живица содержит до 80% смол и 14 - 20% скипидара. Живица... В самом древнерусском звучании этого слова, в его корне, отражена способность ее исцелять, живить, восстанавливать жизнь. Способностью этой с незапамятных времен умело пользовалась народная медицина.

Кедр выделяет живицу, чтобы скорее залечить нанесенные ему раны-карры, но его живица исцеляет и раны человека и животных. Она - прекрасный антисептик, предотвращающий развитие бактерий и стимулирующий энергичное заживление тканей. Десятки тысяч советских воинов целебный сибирский бальзам вернул в строй. Теперь известно, что смола - живицы содержит декстропимаровую и сапиновую кислоты.

Целебен и кедровый скипидар, куда входят многие соединения группы терпенов, в том числе альфа-пинен и камфен. Благодаря наличию последнего из кедрового скипидара получают такой важный лекарственный препарат, как камфара. Полезен и сам скипидар. Когда с целью удаления солей из суставов назначают скипидарные ванны по Залманову, то подчеркивают, что необходим как раз живичный скипидар, а не древесный.

Северный лес из стройных красавцев-кедров, разумеется, еще и богатый источник древесины. Здесь можно встретить такие стволы, что инструмента не подберешь для их распиловки. В конце прошлого века, например, попадались деревья, из которых резали доски в 2,5 аршина шириной, т. е. 1,77 метра. Доска, шириной в рост человека!

Древесина кедра легкая, с удельным весом 0,448. Она прочная, желтоватого цвета, с приятным кипарисовым запахом. В годичных слоях кедра почти незаметна разница между весенним и осенним приростами, поэтому древесина мелкослойна и однообразной плотности. Это очень важно в производстве сложных фигурных токарных и резных изделий, а также при получении так называемой резонансовой доски. Издавна музыкальные мастера "охотились" за певучей кедровой доской.

Кедровая древесина имеет мало сучьев, легко и правильно колется. Из нее нетрудно получить клепку разных размеров, кровельный гонт, аккумуляторный шпон, карандашную дощечку. Бочки из кедровой клепки - лучшая тара для хранения таких даров сибирской тайги, как кипрейный мед и березовый сок. Богатейшими зарослям растения-медоноса кипрея располагают бескрайние сибирские леса. Сотни, если не тысячи тонн меда можно собрать здесь, если наладить массовое таежное пчеловодство. Считается, что особенно вкусен и ароматен кипрейный мед при хранении его в кедровых бочках.

Интересно, что еще в начале нашего века из-за отдаленности мест произрастания заготовка кедровой древесины не носила массового характера и шла в основном для местного потребления. Спрос существовал лишь на кедровые орехи. Сегодня стали известны и такие качества древесины кедра, которые очень ценны в современной деревообрабатывающей индустрии. Кедровая древесина хорошо держит самые различные клеи и лаки, отлично ведет себя и при обработке высокоскоростными режущими инструментами. Она имеет красивую текстуру и мало усыхает после заготовки, что дает возможность сократить сроки ее выдержки.

На Севере кедр всегда шел для выделки резной посуды, игрушек и разнообразных точеных изделий, на внутреннюю отделку в домах - косяки, оконные рамы, двери, полати и т. п. Высоко ценились кедровые ящики, шкафы и особенно сундуки. Считалось, что в них никогда не заводится моль.

Сегодня кедровая древесина - ценнейший строительный и поделочный материал, объект лесохимического производства. Используются даже отходы лесозаготовок, они идут на древесно-волокнистые плиты, картон, пластмассы. И опилки не пропадают даром. Каждая тонна кедровых опилок дает 300 литров гидролизного спирта и еще древесный скипидар.

Кто не слышал о сибирской собаке-лайке с загнутым бубликом хвостом? Это настоящий клад для охотника-таежника. Она и белку и соболя сыщет, и от медведя спасет - отвлечет его внимание, даст время хозяину для меткого выстрела. Бывалые сибирские охотники знают: завелись у собаки блохи - кедр поможет. Нужно только в собачью подстилку добавить свежих кедровых стружек или опилок. Не терпят блохи кедрового запаха, уходят.

Кедровая тайга, как и всякий лес, не просто случайное скопление растений и животных. Здесь все живое образует определенные постоянные комплексы - сообщества. Такие устойчивые экологические системы называются биоценозами. Основу биоценоза составляют зеленые растения - фотосинтетики, единственные созидатели органического вещества, так как обязательное присутствие в лесу растительноядных и плотоядных животных требует большого количества органической пищи. Биологическая продуктивность кедрового леса велика. И это благодаря высокой энергетической емкости жиров - главного содержимого кедрового урожая. Известно, что энергоемкость жиров или, иначе говоря, калорийность, более чем в 2 раза превышает такой показатель у белков и углеводов - главной части биомассы каждого леса.

Ясно, что такой мощный производитель жиров, как кедровый лес, в состоянии обеспечить и кормовую базу, и пристанище многим десяткам видов животных, в том числе и важнейшим представителям пушного промысла. "Где нет кедра - там нет соболя", - говорят сибирские охотники. А сколько белок, бурундуков, медведей и других зверей кормятся кедром! Не отстают от зверей и птицы, среди которых наиболее специализированный потребитель орехов - знаменитая кедровка, способствующая расселению этой породы. Раскрывая шишки, она роняет часть семян, а то и прячет их впрок под слоем мха. Такие забытые или утерянные семена служат источником возобновления кедра.

Бесценное богатство подарила нам природа, наградив кедровой тайгой, "богоданными", как писал Аввакум, кедровыми рощами. Ни одна страна мира не располагает такими лесами. Шутка ли! Только одного сибирского кедра более 30 миллионов гектаров! А ведь есть еще дальневосточные корейский кедр и кедровый стланик. Это еще 40 миллионов гектаров. Писатель Мельников-Печерский - певец сибирского леса писал о дремучей, девственной тайге: "Тропа все одна, нет своротов ни направо, ни налево и нет признаков близости человека: ни осека, ни просеки, ни даже деревянного двухсаженного креста... И никакого звука. Разве только затрещит рябчик, перелетая с дерева на дерево, либо забурчит вдали глухарь, да заскрипит надломленное дерево, качаемое ветром"1.

1 (Мельников-Печерский П. И. Родники бьют всюду. Повести, рассказы очерки. М., 1960, с. 117)

Лес всегда поражал человека картинами беспредельной жизненной силы, своей вечностью, незыблемостью. Сама мысль о возможности истощения или уничтожения бесконечно и постоянно прирастающего леса казалась невероятной.

Так оно и было, пока человек был вооружен лишь топором, киркой и сохой. Но пришли иные времена. Владеющее мощной техникой, численно выросшее человечество, по-прежнему считающее свою планету сказочно и беспредельно богатой, стало способным активно воздействовать на природу, на лес. И ошибки в этом воздействии неизбежно оборачивались бедами как для обитателей леса, так и для человека.

Так и с кедровой тайгой. Несмотря на ее кажущиеся бескрайность и неистощимость, оказалось, что ее следует использовать по-хозяйски, рачительно и, как всякую драгоценность, заботливо оберегать и умело лелеять. К чести наших предков надо сказать, что они, жившие 100, а то и 200 лет тому назад, нередко оказывались более рассудительными и дальновидными, чем мы сегодня.

В тайгу на сбор орехов тогда выходили обычно артелями, организованно - так и работать споро, и от зверя безопаснее, и браконьерствовать на людях не будешь. Никогда не выходили раньше законного срока, а лишь дождавшись полного созревания шишек. В местностях поюжнее никто не мог начать сбор раньше Петрова дня - 12-го июля, а в краях посевернее началом общей страды был день Владимира - 28-е июля. Каждая артель промышляла в определенном районе тайги и твердо была уверена: урожай будет за ней, никто другой сюда не ходок. Понятно, что в такой ситуации думали и о будущих урожаях, поэтому и удары тяжелым колотом наносили из года в год по "пятну", т. е. в одно и то же место ствола.

Современные сборщики, зачастую горожане, обычно приурочивают к ореховому сезону свои отпуска, а то и вовсе увольняются с работы. Движутся они, как правило, бессистемно. Чтобы успеть раньше других набить побольше шишек, забираются в кедровники до биологического срока созревания шишек. А ведь недозревшие шишки цепко держатся за ветви и сбить их труднее. Для этого колота делают в два раза тяжелее обыкновенных и наносят удары по кедру куда попало и такой силы, что у дерева не только отстает кора, защищающая его живую часть - камбий, но и подчас расшатывается и корневая система. Шишки же от таких увесистых ударов сваливаются с кедра вместе с ветками и вершинками, на которых сидит также и "озимь", что наносит вред и дереву и будущему урожаю. Особенно много зла причиняют кедровым деревьям туристы, которые забираются на деревья, обрубают ветки с шишками и делают из них памятные сувениры, которые нередко на очередном из привалов выбрасывают, подбирая новые.

Не всегда берегут кедровое хозяйство и представители лесозаготовительных организаций. Есть еще места, где кедры валят, как всякий другой лес, ради древесины, что невероятно убыточно по сравнению с ореховым хозяйством. Например, подсчитано, что доход, полученный от вырубки 100 гектаров кедрового леса с оборотом рубки 200 лет, составляет не более 1000 рублей в год. Сбор же орехов с этой площади дает в течение 140 лет ежегодный доход в 5247 рублей.

Читатель спросит: "Неужели до сих пор не созданы безвредные и приемлемые методы сбора кедровых орехов и мы сегодня бьем кедр колотами времен покорения Сибири Ермаком! Неужели не находится хозяйственного глаза и подхода к сохранению и расширению кедрового леса!" Ответ таков. Конечно, много сделано и делается в этом направлении, ведь забота о природе - один из важнейших вопросов нашей хозяйственной деятельности. А если мы говорим здесь о недостатках, то только потому, что не хотим их терпеть вообще, даже в малом, хотим искоренить их навсегда, оставив разве что на страницах истории.

Будущее кедровых лесов сегодня видится в создании хозяйств - леспромхозов по комплексному использованию кедровой тайги или даже комплексных трестов. Эти укрупненные, мощные, поставленные на научную и индустриальную основу предприятия не ограничатся лишь заготовкой древесины, а возьмут в свои руки не только кедровый, но и ягодный, и грибной, и другие промыслы.

Особенностью нашей сегодняшней деятельности является то, что уже недостаточно только бережно пользоваться дарами природы, нужно максимально приумножать и улучшать их. Так и с кедром. Медленно растет кедр и поздно вступает в пору плодоношения. Вот и стремятся ученые ускорить эти процессы, расширить область его обитания, переселить его из Сибири в центральные и западные районы нашей страны.

Давно встречали в лесах люди случаи естественного срастания кедра с сосной обыкновенной. И вот московский ученый-лесовод М. И. Докучаева разработала оригинальный способ прививки кедра на сосне. Трудно переоценить значение проблемы, решенной ею. Привитые саженцы с корнями сосны и кроной кедра отличаются быстрым ростом, ранним вступлением в пору плодоношения, большой устойчивостью к неблагоприятным условиям. Оказывается, под Москвой кедр и без прививок чувствует себя отлично. Совсем недавно лесовод М. Игнатенко обнаружил в Хлебниковском лесопарке Клязьминского леспаркхоза целую кедровую рощу. Пока до конца неясно, кто и при каких обстоятельствах посадил ее примерно 80 лет назад. И не только посадил, но и ретиво ухаживал за ней, так как окружил участок канавами от возможных потрав и повреждений молодых деревьев.

Роща эта служит живым доказательством того, что сибирский кедр пора решительно переводить из-за Урала в европейскую часть нашей страны. В найденной кедровой роще деревья по своим показателям превосходят даже природные леса такого возраста. Они стройные, густокронные, малосбежистые, хорошо очищены от сучьев и очень красивы. Конечно, для ученых и лесоводов было бы интересно сделать это насаждение семенным маточным, тем более что деревья хорошо цветут и регулярно плодоносят, давая немалые урожаи шишек. Но этому мешают пернатые и лазающие обитатели леса - дятлы и белки. Они давно облюбовали этот кедровый оазис среди березовых и дубовых насаждений и, конечно, уже не одно десятилетие "пируют" под Москвой, даже не имея терпения дождаться полного созревания шишек. Правда, это не мешает роще служить теперь базой для широкой заготовки черенков кедра. Нет сомнения, что столь ценную находку ученые возьмут под особую охрану и наблюдение, выяснив, в частности, возможность естественного возобновления кедра в искусственных насаждениях.

Мы твердо верим, что все сделают люди для того, чтобы не иссяк, а приумножился многократно кедровый орешек, чтобы рос и ширился кедровый лес - не только чудо природы, но и национальное богатство страны, чтобы новые поколения сказали нам спасибо за сытный и благодатный Хлеб Будущего.


предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2006-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://dendrology.ru/ 'Книги о лесе и лесоводстве'

Рейтинг@Mail.ru